Праздник песни и танца — исконно "их вечеринка": советник по науке и развитию Министерства культуры дал интервью

Александр Айдаров, советник по науке и развитию Министерства культуры, рассказал, как получил гражданство, правильно ли, что на Празднике песни не поют по-русски, а также зачем эстонским министерствам русскоговорящие сотрудники?

Правда ли, что министерство культуры — самое ”русское” из министерств? (много русскоязычных сотрудников)

Если честно, сложно сказать, не знаю точно, сколько таких сотрудников в других министерствах. Знаю точно, что наше — самое маленькое, всего 70 человек, а русскоязычных среди них — 5-6. Наверное, поэтому кажется, что их много, это просто бросается в глаза. Например в министерстве финансов около 200 сотрудников, даже если русскоязычных среди них столько же, их вряд ли все знают.

Как вы попали в министерство?

Окончил Тартуский университет, изучал государственное управление. И так как преподаватели Тартуского университета решили развивать государственное управление как самостоятельную независимую науку, меня позвали работать в университет после магистратуры.

Моя тема исследования была связана с теми, которые бюро тогда поднимало — я изучал эстонских староверов, они пригласили меня. Из университета я не уходил никуда, так что почти два года я работал советником министра и еще преподавал в университете и писал свою докторскую. Когда бюро закрыли в 2009, я продолжил работать в университете, а когда защитил докторскую, пошел работать в министерство культуры и стал работать в министерстве интеграции. Это перекликалось с темой моего исследования, получилось, что я и как ученый имею представление о предмете, и как участник этого процесса, знаю его изнутри.

Как вы оцениваете свой эстонский? Как выученный иностранный или как второй родной?

Я вырос в русском городе — Кохтла-Ярве, окончил русскую школу и до 17 лет в принципе и с эстонцами-то не общался. Да, на улице видел эстонских ребят, но мы с ними по-русски говорили. Нам даже в голову не приходило по-эстонски с ними начать разговаривать. Так нас воспитывали в то время.

В 18 лет я задался вопросом, оставаться в Эстонии, или куда-то уезжать. Я тогда подумывал уехать в Германию, язык даже учил. Повезло просто поступить в Тартуский университет — тогда из фонда Сороса открыли программу для жителей Ида-Вирумаа, набрали целый курс. Так я и попал на учебу в Тарту — и слава богу, что попал, а не в Германию уехал. Это ведь все-таки родина, здесь земля, которую я знаю с рождения, если бы я уехал, то возможно, там тоже бы жизнь сложилась, но было бы намного сложнее. Тогда передо мной стоял выбор: либо я буду продолжать общаться только с русскими, либо я буду знакомиться с эстонцами и улучшать язык. Я сделал свой выбор и примерно года три общался только с эстоноговорящими ребятами — в Тарту это было несложно. Еще один момент- у меня в семье отношение к языкам позитивное — отец по-польски разговаривал и учил меня английскому как иностранному, мама по-татарски говорила, а родной ее язык — чувашский.

А в Тарту я принялся за изучение эстонского — причем не за партой, как в школе. Я пошел к директору студенческой деревни и попросил себе комнату с соседом — эстонцем. Очереди были длинные, было сложно попасть, но на следующий же день у мня была комната с соседом-эстонцем и возможностью бесконечной практики языка. На курсе все было по-эстонски и первые полгода я вообще не понимал, что нам рассказывают, приходилось читать все на английском. В начале я какие-то работы на нем и писал, далее — на эстонском, хоть тогда и была возможность договориться с преподавателем и сдать письменную работу на русском. Я же решил, что русский от меня никуда не денется и старался практиковать изучаемый язык. В итоге бакалаврскую работу я защитил на эстонском. Вообще, никогда не было такого, чтобы ко мне плохо относились из-за языка или национальности, не могу никаких конфликтов вспомнить.

Привязан ли русскоговорящий житель Эстонии к российской культуре? Если нет, то какие у него культурные ориентиры?

К русской культуре мы в любом случае привязаны, ведь мы говорим по-русски, нас это связывает с культурным пространством России или постсоветского пространства, начиная с Казахстана и заканчивая Молдовой. Да, мы связаны, и в этом нет ничего плохого.

Вообще, нужно понимать, что именно имеется в виду под культурой. Если это — музыка, то да, многие слушают русскую современную музыку и это часть культуры.

Если же говорить о традициях, то мы больше становится европейцами, даже потому что 24-25 декабря никто в России Рождество не отмечает, а в Эстонии, в свою очередь, православное Рождество не так активно отмечают, не ходят в церковь, как это делают верующие. По поводу других аспектов, я сошлюсь на исследователей из Тартуского университета, сейчас отмечается тренд, что эстоно- и русскоговорящая молодежь становится все более и более похожа друг на друга. Это касается ценностей, установок — они становятся все более и более европейскими. А вот в поколениях 40- и 50-летних связь с русской культурой, как мне кажется, сильнее.

Но если говорить о том, что действительно объединяет людей, то это скорее не культура, а общие интересы, ценности, социально-экономическое положение и так далее.

Как вы считаете, общество стало более интегрированным?

Я вижу сейчас ребят в автобусе, которые говорят по-эстонски и потом переходят на русский язык, вспоминаю 90-е и понимаю, что какие-то изменения действительно произошли. Немного даже завидую им, потому что нам приходилось делать больше усилий, чтобы свободно говорить. Да, у нас были уроки эстонского в школе, но даже если у тебя по нему была пятерка, свободно общаться со сверстниками было непросто. Так что мы сейчас можем ругаться, чем-то возмущаться, но ситуация очевидно меняется.

Одно из мест притяжения русской культуры в Эстонии — Русский театр: как вы его оцениваете (с точки зрения зрителя и с точки зрения специалиста)?

Русский театр — это символ русского языка, красивого и правильного. Более того, это — часть высокой русской культуры, и то, что он существует в Эстонии — это явная связь с российским культурным пространством.

Но как зритель я, если честно, давно не ходил.Я больше музыкой занимаюсь, у меня все свободное время на это уходит. Когда-то бывал, но даже не помню, когда именно. Мне сам по себе русский театр и русская школа не особенно близки, там все слишком наигранное, ненастоящее — но это мое личное отношение.

А вопрос будущего для Русского театра в Эстонии — это вопрос будущего для театра в принципе. Здесь скорее проблема не в языке, а в том, что будет происходить с традиционными культурными организациями, такими как театр или библиотека.

Праздник песни и танца: каждый год перед, либо после его проведения возникает дискуссия о том, стоит ли включать в него русские песни, и насколько я знаю каждый раз они не включаются. Как вы оцениваете данную ситуацию?

Лично я не чувствую себя ущемленным из-за того, что в программу не включили русские, татарские или чувашские песни. Для меня это не является чем-то злободневным, что влияет на мою жизнь. Если говорить об общественном значении мероприятия — эстонцы создали свой праздник и поют там свои песни. Это — исконно "их вечеринка". Я не знаю, поют там песни на других языках, на финском, например? На немецком?

Из этого сделали политический вопрос, и теперь каждый русский эстонец должен по этому поводу что-то считать. Я лично ничего не считаю. Праздник хороший, наверное, эстонцы создали его несколько веков назад и продолжают развивать. Что даст то, что в него включат русские песни (только ради бога, не "Калинку-Малинку")? И кому это нужно, кто хочет пойти туда петь русские песни?

Даже с точки зрения вовлечения, если добавить в фестиваль пару песен, туда разве "повалят" русские? Так что вопрос, конечно, в большей степени политический, ведь некоторые считают, что все эстонское должно быть открыто и для русских. Но мне кажется, здесь стоит заняться другими вопросами — детскими садами и школами, чтобы там дети на двух языках говорили. Лучше обратить внимания на эти сферы, а здесь люди поют свои песни и кайфуют. Говорят ведь, что у музыки нет национальности, а здесь как раз появляется.

Почему спортом и культурой занимается одно министерство? Есть ли необходимость разделить эти две сферы?

Во всем мире министерства склеивают, делят и так далее, исходя из того, как удобнее, а не "как надо". Это субъективная вещь, ведь может быть даже министерство образования и спорта, хотя эти две сферы находятся еще дальше, чем спорт и культура. Вопрос не в том, в каком министерстве находится часть этой политики, а насколько она результативна. Для меня же вариант объединения спорта и культуры вполне логичен — ведь еще в Древней Греции спорт был частью культуры. Даже в школе так называлась дисциплина — физкультура.

Есть несколько хороших спортсменов, которые не смогли выступать за национальную сборную страны из-за отсутствия гражданства (например, футболисты Максим Грузнов, Евгений Харин) — можно ли решить как-то данную проблему? И проблема ли это?

Мое личное мнение — жалко, конечно, что ребята уезжают из Эстонии, и они скорее всего не единственные кто не смог реализоваться у нас в стране и покинул ее, а гражданство стало камнем преткновения. Но в любом случае, чтобы полноценно играть в сборной нужно получить гражданство — российское или эстонское. Я не знаю, насколько сложно сейчас его получить, но для человека, который покидает страну, эстонское, вероятно, кажется бесполезным и ненужным . Здесь еще свою роль играет обида людей, которым в свое время не дали гражданство в 90-х. Тогда я не особенно задумывался об этом, просто подготовился и сдал экзамен на гражданство, а сейчас понимаю, что в принципе, можно было бы пойти на какие-то уступки. Но опять же это — краеугольный камень эстонской государственности, на котором очень многое завязано.

Лично мне сдавать экзамен было несложно, я сдавал его один из первых — в моей школе все удивлялись сначала, а потом пошла волна. По сути, это обыкновенный школьный экзамен был — заучил 20 билетов, и все. У меня вот брат недавно тоже сдал, раньше с серым паспортом долго жил, принципиально не хотел что-то менять. А сейчас осознал, что надо двигаться дальше, свою жизнь устраивать. Ведь очень важно осознавать, что под ногами — своя земля, что я — гражданин.

Есть ли реальная потребность в русскоговорящих в министерстве?

Конечно, знание двух языков — это явное преимущество, но в основном, национальность как таковая не имеет принципиального значения, если речь идет не о русскоязычной коммуникации. В этом плане месседжи, которые мы доносим до эстоноязычного и российского сообществ отличаются. Например, эстонцам важно описание процесса — что ряд мер предпринимается и ситуация разрешается. Русским же важен сам результат. Именно в плане коммуникации русскоязычные лучше понимают, как правильнее донести информацию до целевой аудитории.

Статья была опубликована на rus.Delfi

01/03/2021
Практикант Министерства культуры: Государственный сектор - это реальное, доступное всем рабочее место

Осенью прошлого года был запущен пилотный проект программы практики, в рамках которого различные министерства и государственные учреждения предлагали увлекательные места для получения практического опыта студентам, для которых родным языком не является эстонский. Анастасия Булатчик и Вероника Мишелева рассказывают о своем недавнем опыте работы в отделе культурного многообразия Министерства культуры. Анастасия: Когда я узнала, что меня […]

Loe edasi...
14/02/2021
Сотрудник министерства финансов рассказал, что представляет собой работа в госсекторе

Сотрудник министерства финансов Дмитрий Московцев в интервью RusDelfi рассказал, как решается проблема пустующих многоквартирных домов, как сотрудники относятся к смене правительства и что представляет собой работа чиновника министерства. Как сотрудник министерства вы занимаетесь проблемой пустующих многоквартирных домов в Ида-Вирума. Это масштабная проблема? Действительно, я работаю в том числе и с самоуправлениями Ида-Вирумаа, занимаюсь пилотным проектом […]

Loe edasi...
09/01/2021
Практикант Министерство образования и науки рассказал чем новое поколение русских в Эстонии не похоже на своих родителей

Айвар Камал — студент, работает в Союзе молодежных объединений и занимается развитием внешних связей. А еще Айвар попал на стажировку в Министерство образования и науки и будет заниматься международным сотрудничеством в данной сфере. Айвар окончил русскую школу с языковым погружением и до поступления в университет в малой степени соприкасался в эстоноязычным обществом. Как ему удается […]

Loe edasi...
28/12/2020
Праздник песни и танца — исконно "их вечеринка": советник по науке и развитию Министерства культуры дал интервью

Александр Айдаров, советник по науке и развитию Министерства культуры, рассказал, как получил гражданство, правильно ли, что на Празднике песни не поют по-русски, а также зачем эстонским министерствам русскоговорящие сотрудники? Правда ли, что министерство культуры — самое ”русское” из министерств? (много русскоязычных сотрудников) Если честно, сложно сказать, не знаю точно, сколько таких сотрудников в других министерствах. […]

Loe edasi...
crossmenu